Санкт-Петербург, 13 линия В. О., дом 70

Время работы: 11:00 — 22:00 ежедневно

ВХОД СВОБОДНЫЙ

АРТМУЗА » Арт-блог » Алексей Головин - о своем творчестве и выставке "Острые ощущения"

Алексей Головин - о своем творчестве и выставке "Острые ощущения"

Как вы уже наверняка знаете, у нас открылась выставка Алексея Головина, единственного в стране художника-реалиста, пишущего маслом и раскрашенными саморезами. Наведались к Алексею в мастерскую и начали выпытывать профессиональные секреты. 

 


— Расскажите про ваше образование. 

— У меня нет образования профильного художественного.

— Вот это особенно интересно.

— Я закончил Университет путей сообщения и 10 лет работал в крупной компании ведущим инженером. Работал в германии, работал здесь, но рисовал с самого детства. В институте был главным художником, вся моя жизнь была связана с живописью. Когда работал — писал питерские пейзажи, которые нравились, сделал выставку и после нее пошли заказы, предложения. И в последние года 3-4, которые я работал, живопись занимала большую часть жизни. Я приезжал с работы и рисовал часов по 6-7 каждый день, плюс были заказы, росписи… 

Ну и в прошлом году, после пандемии, нас перевели на удалёнку, я сидел три месяца дома и безостановочно писал. Тогда я понял, что всё, больше не могу работать инженером… Поэтому в сентябре прошлого года я уволился. 

— И переехали в Артмузу?

 


— Да, верно. Мне заказали портрет АТО Gallery, я приехал к ним и, в процессе разговора, родилась концепция совмещения живописи с саморезами. Есть один художник, в Америке, он делает работы только из саморезов, он не вставляет туда живопись. А мне показался интересным сам материал и получилась такая коллаборация. Над серией я работал год. 

— История с саморезами имеет какой-то концептуальный подтекст или это просто так совпало? 

— На самом деле сначала это было просто интересно, я люблю всякие эксперименты и, в процессе, это стало перерождаться в какой-то концепт, связанный с соединением несоединимых материалов. Саморез — образ некоей эмоции, все, что мы чувствуем, можно сказать, колет нас. И вот вокруг этого и рождались всякие образы. Попытка через вкрученный куда-то саморез проецировать эмоции, импульсы. Плюс техника у меня достаточно реалистичная и саморезы помогают, скажем, усилить эффект. Просто делать объем саморезами — это эффектно, конечно, но у меня в голове еще техник 20, как это все еще можно обыграть.

— Но все только саморезами?

— Да. Я хотел вводить другие материалы, полностью менять концепцию, частично переходить на инсталляции, но именно данная выставка и данная концепция связаны только с саморезами. Я работаю в реализме, хотя многие называют мой стиль гипер-реализмом. Но у меня достаточно неакадемическая живопись по факту, с цветами яркими… 

— А если мы проведем условную прямую и на одном ее конце будет академизм, классика, а на другой авангард, к чему вы тяготеете?

 


— Мне нравится качество. Мне нравится символизм и концептуализм, но это должно быть качественно, профессионально, чтобы чувствовалась работа. Мне нравится браться за что-то сложное, когда я сам не до конца понимаю, что из этого выйдет, но вот сам интерес к сложным задачам — то, что я очень люблю.

— А какая самая большая техническая сложность в работе с саморезами? 

— Все начинается с задумки. Сложнее всего найти образ для обыгрывания. Тут вопрос в технике. Образ, который можно написать на холсте или МДФ, может быть любым, но вот как туда вписать гармонично саморезы — это очень сложная история. Главная сложность — технически вписать другой материал, который будет смотреться с живописью. Плюс к тому в некоторых картинах огромное количество саморезов, в некоторые работы я вкручивал саморезы дольше, чем писал саму картину, по 6-7-15 тысяч саморезов.

— В одной картине?


— Верно. Вот я 15 тысяч раз вкручиваю саморез.

— Неплохо!

— Рука отваливается.

— Ну не отвёрткой? Чтобы лучше прочувствовать саморез…

— Ну нет *смеется*, я начинал с отвёртки, но физически, по трудозатратам, картина становится нереальной. Это искусство, которое связано с технологией. У меня есть лист МДФ, я придумываю сюжет, придумываю, куда и как вставить саморезы, обрабатываю все в специальной программе, лазером мы делаем отверстия.

— Ага. Вот так вот!

— Потому что сверлить это невозможно, если сверлить вручную, то одна картина будет подготавливаться месяца два. Весь процесс неизбежно связан с технологиями. Лист я забираю, грунтую и крашу. Иногда саморезы крашу отдельно, иногда уже вкрученные. Ну, а потом картина лакируется, вставляется в раму и продается за большие деньги *смеется*.

 


***

В течение всего октября в Артмузе проходит персональная выставка Алексея Головина, где мы представляем его живопись маслом и саморезами. Вход на выставку свободный, а также вечером 30 сентября мы приглашаем всех на вернисаж лично встретиться с автором — в 19:00, галерея «Лекционный угол» на 2-м этаже музея. Подробности — по ссылке.